Боги и герои Кавказа

На Северном Кавказе все удивительно: воинственные и очень гостеприимные горцы, фантастическая природа и архитектура, яркие традиции, отличная кухня. Вот только кинжалы, говорят, «неважной стали». Но, к счастью, сейчас они если и угрожают путешественнику, то лишь завышенной ценой в сувенирных магазинах, да и то – не слишком

Наше путешествие началось во Владикавказе – столице Северной Осетии, бывшей военной крепости у входа в Дарьяльское ущелье. Эта крепость контролировала Военно-Грузинскую дорогу, узкий проход к Картли-Кахетинскому царству, присоединившемуся к Российской империи.

Самая мирная крепость

Русские солдаты уходили по этой дороге воевать с османами, усатыми и неистовыми.

Аланский мужской монастырь – самый высокогорный в России.

Солдаты уходили, а крепость росла. Офицерские жены нуждались в комфорте. «Владеющая Кавказом» крепость выросла и превратилась в цветущий, культурный и полный жизни город. Если вспомнить наших литераторов, здесь были все: Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Толстой, Чехов, Горький, Булгаков.

Последний в одном из своих рассказов отзывался о городе без восторга: «Шашлычные завтраки на фоне самых постылых гор, какие есть в мире, кинжалы неважной стали, поджарые лошади, духаны и отвратительная, выворачивающая душу музыка». А лермонтовский Максим Максимыч ругался на осетин, что у них, дескать, «даже порядочного кинжала ни на ком не увидишь». Дались им эти кинжалы! Осетины – мирный народ, и, видимо, благодаря этому Владикавказ стал самым благополучным городом на Кавказе.

Памятник Дзаугу Бугулову, основателю поселения Дзауджикау, рядом с которым была построена крепость Владикавказ.

Вопрос «кто такие осетины» среди горцев способен вызвать ожесточенные споры. Аланы-солнцепоклонники? Кочевники-тенгрианцы? Потомки персов и арийцев? Духовные наследники Колхиды? В этом народе течет кровь многих великих империй. Ведь Осетия – Алания расположена в самом центре Кавказа на перекрестке торговых и военных путей.

Во Владикавказе сохранились дореволюционные особняки с изящными коваными балконами. Главная улица города – проспект Мира – начинается Домом правительства, а заканчивается Центром современного искусства и аграрным колледжем. Проспект похож на прогулочный бульвар, по вечерам здесь многолюдно. Навстречу попадаются компании молодых людей в черном. Молодежь ведет себя спокойно и вежливо. Даже выворачивавшая душу Булгакову лезгинка звучит из окон автомобилей ровно с той громкостью, чтобы радовать молодых и не раздражать старших. Памятник самому писателю тоже стоит на проспекте Мира. Осетины на него не обиделись.

Осетинский пирог – главное блюдо на любом столе в Осетии.

Здесь же на проспекте можно увидеть две огромные статуи. Суровый богатырь Сослан – герой северо-кавказского эпоса «Нарты», местный аналог Геракла, Ахилла и Прометея. А рядом Владимир Ленин, герой другого эпоса, не менее захватывающего. Говорят, массивную статую пролетарского вождя дважды пытались взорвать злоумышленники, но городские власти всякий раз ее восстанавливали. В Осетии берегут память о героях.

От проспекта Мира можно пройти через парк культуры и отдыха имени Косты Хетагурова. Этот писатель, создатель литературного осетинского языка, так же важен для осетин, как Пушкин для русских. Во Владикавказе можно увидеть и памятник Пушкину в цилиндре, он едет на волах по Военно-Грузинской дороге, и по его виду не похоже, что дорога дается поэту легко.

Памятник Иссе Плиеву, генералу армии и дважды Герою Советского Союза. Во время Карибского кризиса, он единственный, кто получил право на применение ядерного оружия в случае вторжения США на Кубу без согласования с руководством страны.

Парк Хетагурова раньше назывался «Монплезир», что можно перевести как «моя радость». До революции он радовал городских дам и господ. Здесь был ипподром, а зимой – каток. Сегодня в парке цветут клумбы, играет музыка, в прудах плавают белые красавцы-лебеди. Пройдя через парк, можно выйти к набережной Терека. Река не выглядит грозной, как в песне «любо, братцы, любо», и кое-где заросла зеленью. Мост через Терек украшен нарядными фонариками, а на противоположном берегу стоит старая суннитская мечеть, выстроенная на деньги азербайджанского мецената. В советское время ее хотели снести, но пожалели, очень уж красивая.

В каждом ресторане и кафе города можно заказать осетинские пироги: с мясом, картошкой, сыром, свекольной ботвой. К пирогам здесь отношение особое. Их нельзя вращать, когда разрезаешь, – это проявление неуважения. Нужно самому крутиться вокруг пирога. Правильное число пирогов на столе – три штуки, они символизируют Бога, землю и солнце. На поминках один пирог – солнечный – убирают, на том свете солнца нет. Именно поэтому заказывать принято лишь нечетное число пирогов.

Если вы решите сэкономить и закажете всего два, то вам в коробку с пирогами постараются положить еще какую-нибудь лепешку бесплатно – живи, дорогой, и радуйся!

Девяносто пять склепов

На выезде из Владикавказа выстроились статуи богов и героев нартского эпоса. Некоторые из них похожи на древнегреческих коллег по профессии. Есть даже аналог Посейдона – морской царь Донбеттыр, хотя у осетин нет выхода к морю.

Если поехать дальше по Военно-Грузинской дороге и, не доезжая границы Грузии, свернуть на запад, можно попасть в Кармадонское ущелье. Когда-то оно было известно своим курортом и горячими источниками, но в последние годы курорт не работает. В 2002 году здесь обрушился ледник Колка, в результате погибли 125 человек, в том числе съемочная бригада Сергея Бодрова, которая работала над фильмом «Связной», и актеры конного театра «Нарты».

Склеповый могильник Даргавс. Отверстия в склепах позволяли ветру быстро высушивать погребенные тела.

Трагедия случилась внезапно. Обрушившийся ледник привел в движение 130 млн кубометров камней и льда, несущихся с гор со скоростью 200 км/час. От этой разрушительной силы было невозможно сбежать. Обвал уничтожил встретившиеся на пути дома, закупорил и обрушил автомобильные тоннели.

В одном из таких провалов есть мемориальная табличка в память о погибших актерах. Рядом с портретами людей изображены три коня, они были частью съемочной группы. Сегодня это одно из мест паломничества, здесь всегда лежат цветы.

Если проехать по ущелью дальше, можно увидеть вроде бы еще крепкие, но заброшенные дома, на их крышах выросли деревца. И виден новый ледник в горах, наросший за последние 20 лет. Говорят, он обрушивается раз в сто лет, пока что бояться нечего.

Гроб в склеповом могильнике Даргавс.

В 10 км от Кармадонского ущелья расположено древнее село Даргавс. В нем находится самый крупный на Кавказе склеповый могильник. Звучит мрачно, но выглядит весьма интересно. Расположенный на горном склоне, город мертвых похож на поселение сказочных героев, этакую хоббитанию. Невысокие кубические домики из грубого камня. Четырехскатные островерхие крыши, сложенные из сланцевых пластин. Маленькие окошки придают домикам жилой вид.

В хорошую погоду комплекс выглядит эффектно и жизнерадостно. Приезжающие сюда туристы фотографируются на его фоне, забывая, что технически это кладбище. Впрочем, кладбищем можно назвать и долину пирамид в Египте. В мире существует много популярных кладбищ: Пер-Лашез в Париже, Реколета в Буэнос-Айресе, некрополь Александро-Невской лавры в Петербурге. В последний даже продают билеты. Склеповый комплекс Даргавс может смело занять место в числе лучших мировых достопримечательностей такого рода. Лишь бы приезжие не забывали, где находятся, и не пытались позировать с черепами в руках. Что, к сожалению, уже случалось.

Склеповый могильник Даргавс на закате.

Всего здесь 95 склепов. Через прорубленные в камне окошки видны останки. А кое-где сохранились деревянные гробы в форме лодок. Существуют разные версии, откуда взялись лодки. То ли это обычаи морских цивилизаций, каким-то образом добравшихся сюда. То ли языческое поклонение лесу, когда мертвого хоронят в колоде, по сути – внутри ствола дерева, иногда в дупле или подвешивая на ветвях. Могильник существует с XIV века, и способ похорон мог отличаться от одного века к другому или под влиянием разных культур. Некрополь использовали до XIX века, и изучавшие его археологи обнаружили здесь стеклянные бутылки дореволюционного производства, посуду, свинцовые пули и даже детские деревянные сани.

Не каждому умершему доставался просторный склеп. Чаще тела закапывали в землю, а сверху устанавливали надмогильный камень – цырт, плоскую плиту. Такие плиты могли ставить в качестве памятника павшему герою, даже если тело отсутствовало. Когда умер Владимир Ленин, осетины поставили цырт и ему. Плита с надписью «Ленин» стоит в селе Верхний Фиагдон в 15 км к западу от Даргавса. И если верить табличке, утверждающей, что цырт установили в день смерти вождя 21 января 1924 года, то это первый памятник Ленину в СССР.

Ингушские боевые башни

Если от Военно-Грузинской дороги после села Чми поехать на восток, можно попасть в Ингушетию. Осетия и Ингушетия – старинные соседи и соперники. Вопросы о том, какой из этих народов древнее и кому должна принадлежать та или иная территория, относятся к числу табуированных. С точки зрения туризма Ингушетия крайне интересна.

Остановка туристическуого автобуса на Цей-Лоамском перевале.

Дорога идет вдоль реки Армхи. Сразу после поворота вы проезжаете пограничный пост. Обязательно нужно иметь с собой паспорт, все-таки вы в погранзоне. Если везете с собой квадрокоптер, к вам могут быть вопросы. Лучше написать заранее в управление ФСБ в городе Магасе и запросить разрешение на съемку.

По пути можно остановиться на живописном перевале Цей-Лоам. Местный пейзаж не уступает Альпам. Горные цветы, пасущиеся на зеленых лугах ухоженные коровы, будто из рекламы йогурта, и упирающийся в небо заснеженный Кавказский хребет.

Вдоль всей дороги стоят ингушские боевые башни. Самый интересный башенный комплекс находится в селе Эгикал, это достопримечательность мирового уровня. В отличие от многих туристических объектов Кавказа, здесь нет билетной кассы, дымящихся мангалов, продавцов папах и кинжалов. Можно спокойно и даже в одиночестве побродить среди исторических руин, подняться по склону горы и обнаружить еще больше руин.

Башни оборонительного комплекса Вовнушки.

Всего здесь пять боевых, шесть полубоевых и 50 жилых башен, которые при необходимости тоже превращались в боевые. В вопросах обороны своих сел ингуши были профессионалами. В Великую Отечественную войну призванные в Красную Армию ингуши участвовали в обороне Брестской крепости. В том, что героическая крепость держалась до конца, был и их вклад.

В селе Эгикал проводился международный турнир по смешанным единоборствам «Битва в горах». Позже его перенесли в село Таргим, расположенное дальше по дороге. Исторический комплекс Таргим меньше по размеру, но когда вы поднимаетесь от автомобильной дороги на холм и перед вами открывается старинный город с четырьмя высоченными остроконечными башнями, дух захватывает по-настоящему, будто вы оказались в приключенческом фильме с рыцарями и драконами. Присмотревшись, можно обнаружить, что одна из башен жилая. На окне установлена новая кованая решетка, а на стене башни укреплена спутниковая антенна.

Башенный комплекс Пялинг был построен, в IX веке нашей эры.

Продолжив путь на восток, можно добраться до комплекса Вовнушки, в котором всего три башни. Расположены они на вершинах остроконечных скал, и совершенно непонятно, как они там оказались. Глядя на это чудо, вы в очередной раз выпадаете из наших дней и оказываетесь где-то во вселенной фильма «Властелин колец». И жалеете, что не привезли с собой квадрокоптер. Если где и снимать эпическое кино, то именно в этих местах.

Текст: Григорий Кубатьян

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Категории товаров